Приветствую Вас, Гость! Регистрация RSS

FRAMSA

Воскресенье, 11.04.2021

Ракеты на крови

Дню Победы посвящается

Ракеты, которые с 1942 года поднимала в воздух исследовательская лаборатория Абвера, должны были лететь не в космическое пространство, а предназначались для нанесения ударов по городам антигитлеровской коалиции. Но именно они и позволили в конце концов начать космические полеты.

Флориан Штарк (Florian Stark), март 2017

Ч то общего у гигантской пушки в девственном лесу Барбадоса со станцией, покрытой гофрированным стальным листом, в Белых горах Калифорнии и с бетонным фундаментом на острове Узедом в Балтийском море? Во всех трех случаях речь идет о местах, в которых с применением древнейшей технологии, с экспериментами над животными и с гиперсовременным оружием было форсировано покорение космического пространства. Эти события относятся к краеугольным камням развития технологий современности. И становятся символами того, что научный прогресс следует опасной диалектике. Атомная электростанция в североукраинском Чернобыле выступила вехой современного производства энергии. В противовес этому взрыв в апреле 1986 года сделал ее символом гипертрофированного технического легкомыслия и человеческого безумия.

Два выживших узника на заводе V2 у хвостовой части ракеты. Фото: Lost Places

Подобную амбивалентную* историю рассказывают пять всеми забытых мест, которые вытягивает на свет №24-Dokumentation**. Это было смертоносное оружие, которым человечество прокладывало «дорогу» к Луне. Так как ракеты, которые конструировались и опробывались в армейской лаборатории Абвера Пеенемюнде (Peenemünde) на западе Узедома, должны были прежде всего применяться против городов коалиции как Чудо-оружие.

В октябре 1942 оторвалась от земли первая ракета с сокращением А4 (что означает «агрегат 4»), которая достигла высоты 84 км. «Снаряд» была длиной 14 м, с полутора метровым периметром корпуса и весом в 13 т. Но прежде всего она могла доставить тонну взрывчатки, идущую со скоростью четыре Маха, до цели на удалении в 250 км.

В виде V2 (“Оружие возмездия 2”) она должна была служить нацистскому режиму и отсрочить угрозу его поражения. Но чудовищное на то время средство, которое было принято в разработку, имело (о, ирония доли) обратный эффект. Оно вытягивало из военной промышленности Третьего Рейха жизненно необходимые средства, которые лучше было бы инвестировать в производство бронетехники или другие массовые виды вооружений.

Отреставрированный центральный корпус Дора-Миттельбау в Пеенемюнде.
Здесь разрабатывалась ракета А4, известная позднее как V2

Человеком, который руководил сверхсекретным испытательным стендом №7 в сосновом лесочке Kieferwäldchen, был Вернер фон Браун (Wernher von Braun). Был ли он убежденным нацистом и милитаристом, который, пожалуй, очень хорошо знал об использовании заключенных концлагерей в производстве его ракет, или был просто терпеливым инженером, в качестве которого его после окончания войны представляли американцы, об этом можно снять целый фильм. От буйно заросшего сегодня растительностью испытательного стенда №7 до White Sands Proving Grounds*** (WSPG) на юге Ньюмексико в 1945 был очень недолгий путь. Фон Браун и его люди были остро нужны как лидеры ракетной технике американцев, находившейся на эмбриональном уровне.

На пустынных просторах полигона WSPG, на которых до сего времени были разработаны и протестированы первые атомные бомбы, возникают стартовые столы для пусков ракет, первые из которых были прежде всего упрощенным образцом V2. Познания в материаловедении, аэродинамике, в логистике, в ракетном топливе, добытые немцами в Пеенемюнде, позволили американцам быстро разобраться в детских болезнях своей ракетной техники. Какой должна была быть при этом плата за обучение, показывают документы с впечатляющим видеоматериалом. Первые ракеты, которые стартовали в пустыне, пролетали расстояние 5,5 км со скудной полезной нагрузкой всего лишь 16 кг.

В Боркрофте в Калифорнии на обезьянах исследовалось влияние космического полета
на жизненно важные органы животных

В то время как в «Белых песках» (полигон WSPG) на переднем плане стояла разработка баллистического вооружения, в Баркрофте в Калифорнии речь с самого начала шла о проникновении в космическое пространство. Как отразились бы на человеческом организме высота, невесомость, центробежные силы? На эти вопросы должны были дать ответы опыты над животными, которые обмотанные шлангами размещались в центрифугах. В то время не задавались вопросом, что опыты над животными служили прогрессу и минимизировали риск для человека. Прежде всего шимпанзе и макаки позволяли человеку избежать смертельной опасности. Сегодня станция в Белых горах превратилась в университетское научно-исследовательское учреждение.

В противовес Вернеру фон Брауну канадский инженер Геральд Балл (Gerald Bull) «двинулся» в космическое пространство путем уже известных технических решений, точнее, артиллерийских орудий. В Юме (штат Аризона) он планировал работать с высокоскоростной пушкой, которая стала ядром программы High Altitude Research Project «проект наибольших высот подъема» (HARP). Орудие разительно отличалось от традицинных военных пушок своим 20-метровым стволом. И оно действительно было в состоянии надежно забрасывать снаряды на большие высоты для выполнения самых различных функций.

Выброс пламени вверх. Высокоскоростная пушка проекта HARP в действии.

В 1963 году со стартовой площадки на Барбадосе удалось доставить зонд на высоту 180 км. В рамках проекта было произведено более 2000 выстрелов. Эти выстрелы давали много данных и информации для другой несравненно более дорогой сферы - разработки ракет, которые отправляли в космос и в конце концов к Луне сначала собак, а позднее и людей.

Но и этот прогресс следовал первобытной диалектике: многие знания, полученные в американской и советской космонавтике, должны были найти свое воплощение в новом оружии.

 

* с двояким смыслом
** архивная организация
*** полигон в США, используемый для ракетных технологий и технологий дронов (Википедия)