Приветствую Вас, Гость! Регистрация RSS

FRAMSA

Воскресенье, 11.04.2021

Эра реактивных двигателей началась в Геттингене: к столетию со дня рождения Ханса фон Огайна

Старт ракетной эры был дан в маленькой авторемонтной мастерской в немецком городке Геттингене. Столетие назад 14 декабря 1911 в Дэссау родился изобретатель реактивного двигателя, Ханс Йоахим Пабст. Его изобретение революционизировало воздухоплавание.

Однажды осенью 1933 года  22-ух летний студент физического факультета Геттингенского университета  впревые в своей жизни очутился в кабине винтомоторного (с пропеллером) самолета. Воодушевленный планерист имел большие ожидания, в которых, правда, был крайне разочарован. Трехмоторная пропеллерная машина тащилась в облаках, как гужевая повозка. Моторы гудели так, что от вибрации всего пилота пробирала дрожь, вспоминал Ханс Йоахим Пабст фон Огайн (такова была полная фамилия студента) позднее. Разочарование подтолкнуло юношу к идее, которая должна была изменить мир. Еще в самолете у молодого Огайна возникла мысль, насколько более элегантным мог бы быть самолет.

Его идея: подобно тому как воздушный баллон ускоряется посредством выходящего из него сжатого воздуха, раскаленная струя выбрасываемого газа приводит в движение самолет. Реактивный двигатель забирает воздух из внешней среды, уплотняет его, перемешивает с топливом и зажигает горючую смесь. С таким двигателем, который базируется на принципе реактивной тяги, однозначно можно было достичь более высоких скоростей по сравнению с винтомоторными машинами.

Огайн ни в коем случае не был первым, которому пришла в голову идея реактивного двигателя. Англичанин Фрэнк Уайттл, который считается вторым отцом реактивного двигателя, с 1930 года занимался разработкой турбореактивного двигателя. А француз Максим Квиллэм уже в 1921 году получил патент на реактивный двигатель. И все же Огайну, который ничего не знал об этих предварительных работах, удалась постройка первого реактивного двигателя.

В Геттингене студент нашел теоретические предпосылки для реализации своих замыслов. Университет был известен Нобелевскими лауреатами в области физики. К тому же здесь преподавал Людвиг Прантль (Ludwig Prandtl), основавший в Геттингене первую в мире государственную организацию по исследованиям воздухоплавания, которая явилась прообразом сегодняшнего Немецкого центра воздухоплавания и космонавтики DLR.

Прантль стал одним из самых влиятельнейших учителей Огайна. Как докторант, Огайн нашел в своем научном руководителе, физике Роберте Поле (Robert Wichard Pohl), важного покровителя. Известный физик поддержал юного студента в намерении построить реактивный двигатель. С механиком Максом Хааном сообща Огайн сконструировал демонстрационную модель. Молодой ученый вложил в проект тысячу рейхсмарок - в этом ему помогла его бабушка. Во дворе физического института в 1935 году состоялось первое огневое испытание его разработки. Из зоны досягаемости были предусмотрительно удалены все огнеопасные предметы. И вовремя: длинное желтое пламя выстрелило из опытной модели двигателя, угрожающе близко от стены здания. Сгорание топлива происходило вне предусмотренной для этого камере сгорания. «Собственно это выглядело более похожим на огнемет новой оригинальной конструкции»-вспоминал позднее Огайн. Его механик Хаан воспринял промах с юмором: «Ну, этого уВас не отнимешь, пламя било в правильном направлении».

«Чудо оружие»

Руководитель докторантуры мистер Пол, который признал правильность расчетов Огайна, поддержал его рекомендательным письмом к промышленникам. Слывший новатором самолетостроитель Эрнст Хейнкель принял на работу Огайна и его автомеханика.  Хейнкель обеспечил Огайну поддержку, которая с самого начала отсутствовала у его конкурента в Англии Френка Уайттла. Всего лишь за три года команда Огайна, основываясь на Геттингенской демонстрационной модели, разработала двигатель для первого в мире реактивного самолета. Ранним утром 27 августа 1939 настал исторический момент:  He 178, маленький необычного вида самолет с двигателем молодого ученого He S-3b, ушел в первый  шестиминутный полет. Пилот-испытатель был особенно восхищен малым шумом и отсутствующими вибрациями.

Разразившаяся вскоре вторая мировая война отнесла турбореактивный двигатель исключительно к категории отчаянно разрабатывавшегося в конце войны «чудо-оружия». Огайн дальше проводил работу по улучшению двигателя нового типа. Он разработал реактивный двигатель для He 280, первого двухмоторного реактивного самолета в мире. После продувок в Геттингенской аэродинамической трубе Аэродинамической исследовательской организации (AVA) в 1941 году первая машина поднялась в воздух. И все-таки лишь одна из его конструкций нашла применение в войне. Другой самолет Messerschmitt 262, тоже двухмоторный,  который явился  первым применявшимся в боевых действиях реактивным самолетом, однозначно стал более известен, чем все другие работа Ханса Огайна.

После окончания войны новая двигательная техника осваивалась в цивильном авиастроении. Воздушные путешествия стали быстрее, и новые мощные реактивные двигатели позволили увеличить число  пассажиров в самолете. Как и многие другие ведущие немецкие ученые Огайн переехал на работу в Соединенные Штаты. Он начал свою деятельность в США как гражданский служащий, пройдя путь до научного руководителя разработок реактивных двигателей в Огайо. Позднее он преподавал в университете в Дэйтоне. Умер Огайн 13 марта 1998 в кругу своей семьи.

Перевод автора

По материалам DLR.de