Приветствую Вас, Гость! Регистрация RSS

FRAMSA

Воскресенье, 11.04.2021

Приземление в «Союзе»: нет ничего «мягче» для яиц всмятку

 

Журналист издания Die Welt

 

В прошлом году (апрель 2008 года) посадка Союза TMA-11 едва не окончилась катастрофой: экипаж космического корабля был почти уничтожен огнем. Возвращение капсулы Союза из Вселенной это каждый раз приключение. Деннис Бухманн пережил в Казахстане самое первое приземление трех космонавтов. Оно было примечательно двойным прохождением звукового барьера.

 

 
 

«Охота» начинается в полночь. Перед отелем дежурили четыре джипа, напротив в свете их прожекторов извиваются трубопроводы центрального отопления блочных жилых домов с примыкающими друг к другу фасадами с отваливающейся штукатуркой. В Казахстане холодно, в Караганде, 200 км южнее столицы Астаны, и 8 апреля еще господствует мороз. И все таки дрожь пробирает больше от волнения: увидим ли мы спустя 13 часов, как падает из  Вселенной русская капсула Союза?

Но те, кого мы «стережем», проносятся в невесомости на высоте 350 км на Международной космической станции (ISS): командир корабля Юрий Лончаков (44), бортинженер Михаэль Финке (42) и космический турист Шарль Симони (60). В то время как мы на своем джипе в направлении юго-восток на скорости 120 оставляем за собой степь, три космонавта несутся в вокруг Земли со скоростью около 30 тысяч км в час, каждый оборот за 90 минут.

Но на обратном пути возникают затруднения. Для того чтобы по меньшей мере исключить риск, посадка Союза ТМА 13 была перенесена на один день. Так как первоначально намеченный район приземления в Северном Казахстане был изменен из-за оттепели и опасности заболачивания. Теперь Союз должен был приземлиться южнее, между Карагандой и Джезказганом. Отсрочке радовался только Симони, теперь его космическое пребывание на Международной станции обойдется меньше трех миллионов долларов за сутки, 35 миллионов за двенадцать дней.

Через шесть часов езды мы съезжаем с пропитанной гудроном дороги и останавливаемся на обледеневшей песчаной равнине. В небесной выси «пересменка», солнце сменяется полной луной, и где-то между ними три космонавта как раз готовятся к старту капсулы Союза. Слева, справа, впереди и позади: пустынная покинутая степь. Там наверху дали Вселенной. И неожиданно появляются четыре голубых монстра, огромные автомобили амфибии (трехосные БАЗ-5921 - прим. переводчика) наземной группы спасения. Моторы рычат по-мужицки грубо. Люки в крышах кабин открываются, и 20 человек спасательной команды встают перед ними. От огней тормозных фонарей дым их сигарет светится красным как в лучах дискотеки. Начальники надевают свои шапки с тремя широкими полями и поправляют на них знаки различия.

Когда автомобили-амфибии дают газ, наших джипов больше не слышно. Мимо белых соляных пятен мы несемся наискосок лугов и полей к району приземления. Андреас Бергвайлер смотрит на восходящее солнце, при этом пробует не стукнуться головой в потолок кабины. В прежние году ему, 44-ох летнему «солдату на время» (военнослужащий, проходящий службу по контракту в ФРГ – прим. переводчика) приходилось купаться во многих водах: Камбоджа, Сомали, Босния. Сегодня он задействован в европейском космическом туризме. Bergweiler потратил много нервов, чтобы организовать наше путешествие к капсуле, его внутренне напряжение все-еще чувствуется: «Мы почти на месте», бормочет он, «теперь остается только надеяться, что все пойдет хорошо».

 

Статья в переводе

Танцуем Modern Talking

 
 

Кэлвин.

Третий барьер